Классика

   Дао Де Цзин (часть 5, чжан 22-27)

(22.1) Кривое выправить должно,
(22.2) Шероховатое – сгладить.
(22.3) Наполнить опустошенное,
(22.4) И обновить обветшалое,
(22.5) Подставить плечо обездоленному,
(22.6) Имущего же – озадачить.

(22.7) Вот и печстся о Едином Мудрый –
(22.8) Едином мериле вселенной.
(22.9) Напоказ не творит – знаменит,
(22.10) Утверждать себя ему незачем,
(22.11) Между тем ото всех отличается.
(22.12) Не бахвалится своей силою,
(22.13) Зато все у него ладится.
(22.14) Не гордится своим величием,
(22.15) Хоть всему голова.
(22.16) К состязаниям не стремиться он,
(22.17) От того и не может никто с ним справиться.
(22.18) Не зря наши прадеды сказывали,
(22.19) Что кривое следует выпрямлять.
(22.20) К совершенному стопы направишь ты?
(22.21) Просто-напросто вернись к нему.

Но для того, чтобы обрести эту Цель, а вместе с нею и наш Путь, надо, скажем на нашем современном языке, иметь немалый энергопотенциал. Этот потенциал (взаимодействия наших внутренних элементов, моделей мира между собой и нас как целостности с внешним миром) проявит себя в умении правильно понимать и наполнять смыслом вещи (строки 22.1 - 22.4), в желании помочь слабому - но не глупому (строки 22.5 - 22.6). Именно большая, выходящая за пределы жизни Цель, дающая нам Путь, изменит наше поведение. Заставит ориентировать свои действия в далекое будущее (строки 22.7, 22.10), отличая тем самым от остальных людей ритуала (22.11 - 22.15) в лучшую сторону. И, главное, он выйдет из традиции сравнения (себя с другими), естественным образом встанет на путь несравнения и ненасилия (22.16 - 22.17). Так стремясь к дальней общественно полезной Цели, человек уходит от суеты постоянного бытового обмана, от невежества, становясь человеком Будущего, человеком направленным в Будущее, человеком, возвращающимся в это Будущее.

(23.1) Его слова скупы. И вихорь непокорный,
(23.2) С зарей начавшись, стихнет поутру.
(23.3) И дождь как из ведра к исходу дня исякнет.
(23.4) Кто изрекает их? Да Небо и Земля.
(23.5) И коли речь свою так берегут стихии,
(23.6) То нам дано последовать за ними.

(23.7) Во всем держась Пути, с Пути ты не собьешься;
(23.8) Блюдя благую силу, силу обретешь.
(23.9) Но коль сойдешь с Пути или завет нарушишь,
(23.10) Лишишься ты всего, что приобрел.

(23.11) Путников в весельем встречает
(23.12) И, ликуя, благодатью одаряет
(23.13) Тех, кто силу верно применяет.
(23.14) И с улыбкою Забвение привечает
(23.15) Тех, кто сходит.

(23.16) Мало дается веры тому,
(23.17) Чья не окрепла вера.

Человек Цели может не разглагольствовать о своей Цели и Пути к ней, и редко говорит о них (как о самом сокровенном). Это так естественно (строки 23.1 - 23.6). Но если он верит в свой Путь, он спокойно и уверенно идет к этой Цели (23.7). У него хватает на это сил (своего Пути), и его воспринимают как сильного человека (23.8). Но, что может быть самое важное, он не боится перемен, в частности ухода из жизни (23.11 - 23.15). Если, конечно, он полон веры, если эта вера окрепла и выросла в нем до руководящей идеи, метапрограммы всей его жизни (23.16 - 23.17).

Вера в свой путь всегда естественна, и именно этим она сильна, именно поэтому (заражает других) дает силу избегать низменных страстей и пороков (перечисленных в строках 24.1 - 24.6). Лишенные этих низких страстей, Идущие (какой прекрасный термин - ай да Лао Цзы! Гораздо лучше, чем "человек Цели - просто Идущий, в отличие от Стоящего) относятся к ним не столько с неприязнью, сколько равнодушно. Они не видят прелести в том, что так привлекает в них других (согласитесь, строки 24.7 - 24.10 пожалуй короче, но при этом богаче по смыслу).
(24.1) Равновесия не удержишь на цыпочках,
(24.2) Шаг саженный далеко не уведет.
(24.3) Не привлечь внимания нарочитостью.
(24.4) Неудачу означает хвастовство.
(24.5) Самоутверждение крадет доверие.
(24.6) А гордыня отдаляет первенство.

(24.7) Неприятны эти черты Идущим.
(24.8) Как обжорство бездельника.
(24.9) Если Путь ты избрал, равнодушным
(24.10) Будет сердце для зряшного.


(25.1) Что-то есть под покровом творения
(25.2) Древнее Земли и Неба.
(25.3) От всего отчужденное, одинокое,
(25.4) Безмолвное и неизменное,
(25.5) Конца не знающее и все вещи связующее,
(25.6) Это - мать всего сущего.

(25.7) Ее имя мне неизвестно.
(25.8) Пусть будет имя ей "Путь".
(25.9) Но какой и куда? - вопрошаете вы.
(25.10) Назову великим тогда.
(25.11) Коль великое - читай уходящее,
(25.12) Уходящее - далеко идущее,
(25.13) Далеко идущее - возвращающееся.

(25.14) Путь велик,
(25.15) Земля и Небо велики,
(25.16) и велик правитель настоящий.
(25.17) Четверо великих в Поднебесной,
(25.18) И правитель - лишь один из четырех.

(25.19) Человек приноравливается к Земле.
(25.20) А она приноравливается к Небу.
(25.21) Приноравливается Небо к Пути.
(25.22) Ну а Путь - сам к себе.

Да, безусловно, что-то есть (25.1)... Даже сейчас, в ХХ веке, с развитием системного и функционального подходов, мы можем сделать лишь слабую попытку псевдонаучного обоснования Религии Пути (см. Сутры). Обосновать и почувствовать, как же мало мы знаем об окружающем нас мире (25.2 - 25.6). Древние мыслители всегда придавали решающее значение Имени. Ни ребенок в общесте, ни файл в компьютере не могут существовать без имени. Нельзя говорить о чем бы то ни было, не назвав его. И не измельчали ли мы к своему ХХ веку. Не выше ли нас был древний мыслитель, решившийся на такое обобщение: от Пути каждого из нас, как индивидуального проявления гармоничности мира (по отношению к человеку), к Пути, как совокупности всех Путей. Назвать Путем то высшее, то единое, то изначальное, о существовании которого знают все (и которое мы упрощенно называем Вселенной) мог только очень неординарный человек (25.7 - 25.8). Не просто назвать, но и обосновать такой подход (25.9 - 25.13). Как же быть нам, чтобы не перепутать Путь и Путь? А также, как и Лао Цзы. Исходить из контекста (25.14 - 25.17). И хотя здесь остаются неясности - где их не остается (ср. 25.18), - достаточно выявить элементы системы, построить иерархию, и все встает на место (25.19 - 25.22).

(26.1) В основе легкого всегда тяжелое.
(26.2) Покой - вершитель поступков наших.

(26.3) Премудрый человек, пусть странствует весь день,
(26.4) Но груз его вещей все время с ним.
(26.5) Но не захватит дух и не нарушит гладь его души
(26.6) Чудесный вид, прекрасный вид... любой.

(26.7) Правитель десяти тысяч колесниц,
(26.8) Как может поступить неосторожно,
(26.9) дав чувству легкости душою овладеть?
(26.10) Доступна всем, но не нужна ему такая "роскошь".

(26.11) Обыденность впусти -
(26.12) И сбился двор с пути.
(26.13) Усилье приложи -
(26.14) И судьбы не верши.

Но автор уточняет: в основе нашего личного Пути лежит всеобщий Путь (26.1). Так интересно, так диалектично устроен мир (26.2). Так деньги, скарб, собственность, казалось бы дающая независимость, все время мешает нам быть свободными (26.3 - 26.4). А строки 26.5 - 26.6. просто не хочется комментировать. Или Цель, или суета "на местности". И как важно здесь уметь управлять собой (26.7 - 26.14).

(27.1) Хороший бегут бежит, не касаясь земли.
(27.2) Хорошая речь лишена изъянов.
(27.3) Хорошая дверь запирается без засова так, что ее не открыть.
(27.4) Хороший узел вяжется без веревки так, что не развязать.

(27.5) Настоящий мудрец помогает всем, не обходя никого;
(27.6) Бережет все вещи, ничего не выбрасывает.
(27.7) Назовем это деятельным разумением.

(27.8) Настоящий человек - учитель недостойному.
(27.9) Дело первого - ревновать о втором.
(27.10) Не почитающий своего учителя
(27.11) Или за дело свое не радеющий
(27.12) Совершает ошибку великую.

(27.13) Тайна сия безмерна.

Итак, вчитаемся в текст 27 параграфа. Но сначала вспомним самое начало - обоснование выбора нами источника, который мы берем за основу. И прочитайте еще раз строки 27.1 - 27.4. Посмотрите еще раз, как поэзия, с ее нечетким, образным языком, близка философии - точнее древней философии, а еще точнее философии древнего Китая (времен создания Дао Де Цзин). И порой не поймешь, чего здесь больше: поэзии или философии. Поэтому при чтении древних философских текстов, наверно, всегда имеет смысл делать скидку на изменение культуры. Представляете, что было бы, если мы все, сейчас, а конце ХХ века, вдруг перестали что либо выбрасывать (строка 27.6). Да мы тут же заросли бы в разном хламе. И при этом как не восхититься словосочетанием "Деятельное разумение" (27.7) - ка это подходит к нашим идеям о новой РЛП, точнее старой вере в свой Путь, вере. которую мы пытаемся возродить и обосновать по возможности научно. Что до почитания Учителя (традиционного для Востока), то теперь тут нет никакой тайны. Теперь ясно, что лишь такое отношение к нему обеспечивает не только надежную передачу ученику фрагмента Социокода, но и прежде всего, проверку качества передачи знаний и навыков, за счет надежной обратной связи. А еще "вписывание" ученика в существующую культуру.