Классика

   Дао Де Цзин (часть 4, чжан 17-21)

Итак, попробуем и этот параграф трактовать под углом зрения нашей РЛП. О чем здесь идет речь? Заметим, для начала, что речь идет о пустоте предельной (т.е. вещной), а не беспредельной (не Божественной). Т.е., смотря на вещи (нас окружающие) объективно (беспристрастно, как на пустоту), или, что то же, непривязанно (строки 16.1 - 16.2, или, начало академического перевода до слов "и тогда"), мы без труда заметим, что вещи изменяются сами собой, по своим законам. Т.е, что мир вокруг нас - это совершенная система, в которой каждое изменение приводит к некоторому определенному результату (возвращению - строки 16.3 - 16.6). Что именно отсутствие суеты за место под солнцем, в частности суеты избыточного комфорта, его приобретения и поддержания, дает возможность познать истинный принцип Вселенной, и установить покой в своем сердце (строки 16.7 - 16.14). Это приходит как откровение (просветление), рождая со временем ощущение Пути (строки 16.8 - 16.20). Хотя Путь (ср. РЛП), или ангел-хранитель не есть Господь Бог, хотя Путь не есть вся Вселенная (или даже ее социальная часть - наш Социокод) он меняет человека. Человек, обретший свой Путь, становиться человеком Цели. Он выходит за границы настоящего, начинает жить в Будущем. Ведь достижение Цели жизни возможно только после ее завершения, за пределами этой жизни. А теперь продолжим чтение Лао Цзы.

(17.1) О верховном правителе
(17.2) Люди знают лишь, что он есть,
(17.3) А его заместителя
(17.4) Прославляют и очень ценят.
(17.5) Третий – ужас вселяет в них,
(17.6) А четвертого, презирая, поносят.
(17.7) Если веришь в людей недостаточно,
(17.8) То на веру в тебя не рассчитывай.

(17.9) Он воздержан в словах и уж если что скажет,
(17.10) Будто даром великим одарит,
(17.11) Но когда его замысел воплощается,
(17.12) Людям кажется, что его заслуги в том не было.

И хотя мы так мало знаем о своем верховном правителе - своем Пути, и большинство людей не думает о нем вовсе, прославляя его "заместителя" на Земле - самого человека, это неверно. Ибо человек в силу своего несовершенства, видит мир вокруг себя так же несовершенным. И лишь Путь, действуя от имени совершенной Вселенной, проявляет себя хотя и изредка, но "будто даром великим одарит", так, словно все совершается помимо самого человека, неодолимой силой обстоятельств, как бы само собой.

(18.1) Путь Великий накренился в народе,
(18.2) И пришло Добро, а с ним и Нравственность,
(18.3) А затем подоспели Мудрость и Разум,
(18.4) Не заставило ждать и великое Лицемерие.
(18.5) Позабыли тогда о мире шесть отношений
(18.6) И пришлось принимать закон, наводить порядок.
(18.7) Помрачнела отчизна, замутилась враждою,
(18.8) Верноподданничество стало личиной.

Эти строки, похоже, навеяны некими историческими причинами, и потому достаточно темны. Но с целом суть понятна. Автор, думаю, хочет высказать глубокую мысль о том, что происходит, если человек стоит не на верном Пути. Если он руководствуется не его указаниями, а лишь внешне старается походить на человека Цели, даже если он опирается на такие близкие, неотъемлемые от понятия Пути идеи, как идеи Добра, Нравственности, Мудрости и Разума, то, не согласованные с развитие Вселенной, сами по себе, оторванные от остальных процессов, эти идеи тут же приводят к возникновению Лицемерия. И только потому, что люди в большинстве своем не являются людьми Цели нужны законы, поддерживающие порядок. И именно отсутствие Пути у Людей приводит к вражде и лицемерию.

(19.1) Избавимся от мудрецов!
(19.2) Долой мужей ученых!
(19.3) И заживет тогда народ
(19.4) Без бед и забот.
(19.5) И добрых тоже гнать метлой,
(19.6) А праведных тем более.
(19.7) Да здравствует семья и дом –
(19.8) Вот простолюдинов воля.
(19.9) А ремесленников нам ни к чему,
(19.10) Барышники тем паче.
(19.11) Если очисти от них города,
(19.12) Лихоимцам не будет удачи.

(19.13) Ну, а коль эти три ухищрения
(19.14) Не утолят людские желания,
(19.15) То тогда жизнь простая одна лишь
(19.16) Их сердца и разум утешит:
(19.17) Нарочитому не дающая места,
(19.18) Как и попечению о себе –
(19.19) Жизнь, лишенная вожделения.

Казалось бы совсем уже странный, противоестественный текст. С бытовой точки зрения. Но если человека ведет по жизни его Путь, то зачем ему звание ученого, мудреца (строки 19.1 – 19.4). Его будет вести по жизни не доброта (жалость), и не заданные извне принципы (строки 19.5 – 19.6). Ему не нужны будут никакие специальные звания, заданные культурой роли человека в обществе (строки 19.6 – 19.12). Жизнь человека, имеющего свой Путь проста, его сердце и разум спокойны (строки 19.15 – 19.16), в ней нет места "нарочитому", он не может быть эгоистом (в плохом смысле этого слова), ибо лишен земных вожделений Настоящего и живет будущим (строки 19.17 – 19.19). Итак продолжим чтение.

(20.1) Тебе не нужна зубрежка
(20.2) И спутник ее - досада
(20.3) Ибо между "да" и "конечно" пропасть,
(20.4) Как между раем и адом.
(20.5) "Это страшно всем, а значит и мне" –
(20.6) Это страшно бесплодная мысль, лишенная смысла!

(20.7) Веселятся толпы, ликуя,
(20.8) На празднестве Жертвы Великой или
(20.9) На карнавале, весною, а то на гостевых террасах.
(20.10) Оставьте меня в покое. Не троньте.
(20.11) Как дитя, не знающее улыбки.
(20.12) Я плыву беззаботно, будто крова не знаю,
(20.13) И в отличье от всех, позади не оставил,
(20.14) О чем сожалеть иль скорбеть.
(20.15) Разошлись. Я остался один с пустой головою –
(20.16) Только мыслей обрывки кружатся и падают вниз.
(20.17) Я тушуюсь, когда обыватель блистает.
(20.18) Знает толк мещанин, только он от вульгарности неотделим.
(20.19) Я же буднично меланхоличен и беспокоен,
(20.20) Словно вихрем в грозу терзаем стяг.
(20.21) Но уж если меня понесло, то не жди перемирья.
(20.22) Делом заняты все, и ведь как-то его находят,
(20.23) Ну а я посредствен и очень упрям.

(20.24) Я далек от людей и не схож характером с ними,
(20.25) Потому что хвалу воздаю и тянусь обрести
(20.26) Все, что надо, чтоб не пропасть в этом мире,
(20.27) От родной и ревнующей Материнской груди.

Как не восхититься точностью поэтического текста, читая строки 20.1 – 20.6. Как не удивиться отстраненности от жизни, описанной в строках 20.7 – 20.14. Да, человек Цели отличается от человека толпы, ликующего или печалящегося вместе со всеми. Но это отнюдь не значит, что он перестает быть человеком, что ему не о чем сожалеть или скорбеть. Впрочем, если считать. что это всего лишь сравнение, описание внешней похожести… И этот человек Цели, лишенный честолюбия, в самом деле нередко уступает в битве за престиж человеку ритуала (строки 20.15 – 2017). Ведь у них разные цели: первый живет далеким будущим, второй "рвет" все из настоящего. Это вечная тема – вспомните: "Гул затих, я вышел на подмостки". Но как мало людей еще выходит на подмостки после затихшего гула, задумываются о смысле происходящего. Ведь задуматься, значит обрести если не душевные муки, то беспокойство разума. Заразиться сомнением, и прежде всего в себе самом. Стать таким непохожим на всех других. И только вера в свой Путь остается опорой на жизненном пути. Пути, ставшем невероятно интересным. Но все это изложено здесь очень субъективными и нечеткими образами, вероятно сильно изменившимися при многократных переписываниях и переводах с языка на язык.

(21.1) Присносущая добродетель обретает форму
(21.2) Лишь благодаря Пути, который
(21.3) Похож на плывущий образ, размытый далью,
(21.4) Что нам сниться порой, исчезая и появляясь,
(21.5) То мерцая, то сумерками укрываясь.
(21.6) Сложен он из сущностей столь же различных,
(21.7) Сколь неуловимых и тонких,
(21.7) Истиной облеченных.

(21.8) С незапамятных времен и до сих пор
(21.9) Было множество имен, понятий, слов,
(21.10) Чтобы Первое, Начало передать, явить,
(21.11) Как же нам узнать, в конце концов,
(21.12) Как его нам ощутить, начало всех начал?
(21.13) Через них!

Все эти сомнения, все эти беспокойства становятся добродетельными, полезными людям и самому их носителю лишь благодаря веры в свой Путь. Путь, ведущий к находящейся где-то там, вдали, неясной Цели (строки 21.3 – 21.5). Этот Путь неотделим от окружающего нас мира, является проявлением его законов по отношению к нам, и только через этот мир мы можем познать его, наш Путь к Цели, появляющейся вместе с нами и являющийся для нас высшим критерием нашей жизни.

(22.1) Кривое выправить должно,
(22.2) Шероховатое – сгладить.
(22.3) Наполнить опустошенное,
(22.4) И обновить обветшалое,
(22.5) Подставить плечо обездоленному,
(22.6) Имущего же – озадачить.

(22.7) Вот и печстся о Едином Мудрый –
(22.8) Едином мериле вселенной.
(22.9) Напоказ не творит – знаменит,
(22.10) Утверждать себя ему незачем,
(22.11) Между тем ото всех отличается.
(22.12) Не бахвалится своей силою,
(22.13) Зато все у него ладится.
(22.14) Не гордится своим величием,
(22.15) Хоть всему голова.
(22.16) К состязаниям не стремиться он,
(22.17) От того и не может никто с ним справиться.
(22.18) Не зря наши прадеды сказывали,
(22.19) Что кривое следует выпрямлять.
(22.20) К совершенному стопы направишь ты?
(22.21) Просто-напросто вернись к нему.