Классика

   Дао Де Цзин (часть 15, чжан 77-81)

Вот мы и подошли к концу нашего чтения - размышления. Последние строки - о чем же они?

(77.1) Не правда ли, на пользование луком похож Путь Господа?
(77.2) Что сверху - вниз идет, давленью повинуясь,
(77.3) А нижнее вытягивается вверх,
(77.4) Упругой слабина становится,
(77.5) Широким - расстоянье малое.
(77.6) Тех, кто с тугой мошною жил, сметает Путь Господний
(77.7) И наполняет котелки хлебнувшим лиха.
(77.8) Пути людские действуют иначе:
(77.9) Здесь слабый спину гнет
(77.10) На барина и в этом поклоненье
(77.11) Порука червоточины живет.

(77.12) Кто щедростью души своей
(77.13) Мир поддержать способен?
(77.14) Лишь тот, кто Путь освоил, -
(77.15) Премудрый действует, не скованный ничем,
(77.16) Капризы богачей его не беспокоят.
(77.17) Отнюдь не в положеньи наверху сокрыт секрет
(77.18) Его успеха в каждом начинании.
(77.20) Кичиться незачем ему своим главенством.

А они, как мы видим, довольно революционны, под стать нашей Вере Пути. Во всяком случае любое поклонение в мире людей (77.8 - 77.11) не согласовано с природными процессами, где такого поклонения нет, где все развивается по принципам функционально-ресурсного подхода, как скала бы я (77.1 - 77.7). И далее важнейшее указание о Пути (77.12 - 77.15) - именно щедрость души, направленность на общую пользу (при условии, конечно, что любой конкретный человек дороже любых идей) и обеспечивает появление со временем ясного и сильного Пути - как силы и согласованности потока внешних обстоятельств, а затем в веры в него. А значит и изменение его отношения к жизни (77.16 - 77.20).

(78.1) Ничто по слабости с водою не сравнится,
(78.2) Ведь если где надумает дорогу проложить,
(78.3) Ни камень, ни скала - ничто не устоит.
(78.4) Помехи нет прервать ее движенье.
(78.5) Известно всем, что слабость в споре с силой
(78.6) Всегда одержит верх, возобладает мягкость
(78.7) Над непреклонностью несокрушимой.
(78.8) Загвоздка в том, чтоб это знанье применить.

(78.9) Вот потому и говорит Премудрый:
(78.10) Лишь тот, кто на себя позор страны возьмет,
(78.11) Святым отцом ее достоин называться;
(78.12) Лишь тот, кто мира зло сгребет в охапку,
(78.13) И взвалит на себя, достоин стать царем.

(78.14) Такой вот парадокс.

И снова возврат все к той же теме ненасилия (78.1 - 78.8) - в самом деле ключевой для возникновения Веры Пути. И очередное утверждение важности большой цели (78.9 - 78.13). Вот только парадокса мы здесь уже не видим - время пришло все понимать правильно.

(79.1) Как ты можешь добром называть
(79.2) То решенье, что сеет досаду?
(79.3) Ведь непросто забыть ее, но раздору
(79.4) Может новый путь проложить.

(79.5) Потому, разбираясь с долгами,
(79.6) Счетных палочек левую половинку
(79.7) Премудрый возьмет:
(79.8) Ни к чему долги множить.

(79.9) Человек добродетели ищет всегда согласья,
(79.10) А порочному - только б переложить вину.

(79.11) "Хоть пристрастий лишен Путь Господень,
(79.12) Все же к доброму он расположен".

И снова о ненасилии, о значении согласья в обществе (79.1 - 79.10). Но только одна строка о сути нашего Пути, в самом деле лишенного пристрастий, и вообще эмоций - ведь он не личность, а всего лишь проявление бездушных глубоких законов Вселенной (79.11 - 79.12(.

(80.1) Идеальная страна невелика,
(80.2) Небольшой народец в ней живет - не тужит.
(80.3) Там орудий для труда хоть отбавляй -
(80.4) Хватит стран на пять и будет через край.
(80.5) Пусть костлявая и посещает их порой,
(80.6) На чужбину их не тянет. Для чего?
(80.7) Корабли, дороги есть у той страны,
(80.8) Но не пользуются ими - не нужны.
(80.9) А оружие пылится по домам,
(80.10) Паутиной зарастая тут и там.
(80.11) Вервии с узлами встретишь здесь не раз -
(80.12) Возвращаются из древности, да не о том наш сказ.
(80.13) А еда в чудесной той стране, ой, как вкусна!
(80.14) А одежа и пригожа, и ладна!
(80.15) В семьях брань не знают - любят мирно жить.
(80.16) И обычаи на диво хороши.

(80.17) А соседняя земля - через дорожку.
(80.18) Кукареканье слышно, да лай собак.
(80.19) Там другие нравы: втихомолку
(80.20) Каждый сам собой живет и никого не хочет знать.

(80.21) Даже чувствуя, что жизнь готова оборваться,
(80.22) Тамошний старик родню не позовет прощаться.

И мечта о Рае (80.1 - 80.16), столь характерная для традиционных религий, из которых Вера Пути еще не выкристаллизовалась (да и не могла еще выкристаллизоваться в то время) в самостоятельную веру нового типа. И конечно, исходя из основного принципа художественности - противопоставление, четче выделяющее то, о чем мечтается (80.17 - 80.22)

(81.1) Слово искреннее не всегда приятно,
(81.2) А словам приятным искренности может не хватать.
(81.3) Добрый человек воздержится от спора,
(81.4) Спорщик часто никудышному под стать.
(81.5) Знающий лишен учености,
(81.6) А ученый к знанию, бывает, так и не придет.

(81.7) Впрок запас не делает Премудрый.
(81.8) Днем и ночью все о мужике печется.
(81.9) Как бы ни был скуден скарб его нехитрый,
(81.10) Кажется ему избыточным владенье.
(81.11) Даже без копейки будет, все раздав,
(81.12) Чувствовать себя богатым безраздельно.

(81.13) Путь Господний - в приращеньи без ущерба.
(81.14) Непрестанный труд - Премудрого дорога:
(81.15) Царский трон она минует, как известно.

Да, религия всегда будет отделена от науки - хотя они могут дополнять друг друга (81.1 - 81.6), и даже в чем-то друг на друга опираться. Ведь это те две ноги, на которых стояло и стоять будет человечество. Но только вера Пути (а никак не наука) может обеспечить спокойное отношение к материальным благам (81.7), внимание к ближнему (81.8 - 81.9), внутреннее спокойствие в любой ситуации (81.10 - 81.12). Ибо опирается она на творчество, всегда находящее новые ресурсы без угнетения кого-либо (81.13), позволяющее легко решать любые задачи, преодолевать любые трудности так, что сам этот процесс становиться потребностью (81.14), и быть свободным для достижения свой общественно полезной цели в любом обществе (81.15).