Анатолий Николаевич Зубков - история успеха
(краткая биография с элементами мистики)

3 июля 1924 в Киеве (проездом) произошло обычное, весьма распространенное (и потому кажущееся таким незаметным) чудо – в семье Зубковых (проездом оказавшейся в этом городе) родился новый человек. Ведь рождение новой жизни, тем более человеческой – разве это не чудо? И оно, как и любое чудо на самом деле не является случайностью. Человеку этому дали имя Анатолий, что, как известно, означает "восточный", и как мы увидим дальше, имена нам, быть может, и правда даются не случайно.

Отец Анатолия – Зубков Николай Матвеевич, после гражданской войны, которую он закончил в армии Котовского (подарок Котовского – серебряный портсигар до сих пор храниться в семье Зубковых) приехал в Ленинград, где поступил в институт Кинематографии. Человек неглупый (еще во время учебы им были изобретены первые гибкие грампластинки) и деятельный (все это время он по совместительству работал домоуправом нескольких домов на Большой Конюшенной улице), он старался воспитать в сыне способность преодолевать трудности и дать сыну хорошее образование. Так, когда маленький Толя уже учился в гимназии, отец вдруг обратил внимание, что он часто приходит домой со ссадинами и синяками. Именно отец внушил ему, что надо уметь постоять за себя, давать отпор своим обидчикам (и спустя некоторое время синяки перестали появляться, а бывшие обидчики стали уважать и даже слушаться Толю). Заметим, что несмотря на эти уроки Анатолий Николаевич до старости оставался человеком не просто гордым, а можно сказать обидчивым, о чем, впрочем, мало кто догадывался.

Для маленького Толи была нанята бонна (няня-гувернантка) – бывшая фрейлина Николая II, от которой он получил первоначальные знания немецкого языка. Мать Толи Мария Алексеевна работала чертежницей в одном из учреждений города.

По достижении 7-летнего возраста Толю определили в знаменитую по тем временам гимназию "Петер Шулле". Учился он на отлично (он везде учился только на отлично), но лишь до 4 класса. После окончания института его отца направляют в Сталинобад (Душанбе) заведующим лабораторией звукозаписи. Таджикистан – это, конечно, не Индия, но это уже Восток.

Среднюю школу № 7 Анатолий заканчивает в Сталинобаде с аттестатом отличника в грозном 1942, проявив к тому времени (видимо заложенный еще в детстве) большой интерес и способность к языкам. Слушал по радио Гитлера (прекрасного, между прочим, оратора). Уже юношей он самостоятельно освоил таджидский и персидский языки и помогал отцу в переговорах с местным населением. Обладая абсолютным музыкальным слухом, Толя отменно играл на балалайке (хотя "выступал" почти исключительно на семейных концертах, в которых принимала участие вся семья Зубковых), очень увлекался шахматами.

Еще во время учебы он вместе со своим другом Игорем Шваневым ходил в кружок ДОСААФ, мечтал стать разведчиком. И сразу после окончания школы они вместе с другом добровольцами уходят на войну. Его направляют на Ленинградский фронт. И здесь снова происходит чудо: самых способных из новобранцев отправляют на учебу. Анатолий становится курсантом в Военно-медицинской академии.

Здесь он как всегда учится на отлично, но Родина в опасности и он постоянно подает рапорт за рапортом с просьбой, чтобы его оправили на фронт (упирая, в частности на свое прекрасное знание немецкого языка). Как ни объясняет ему ректор Академии проф. Орбели, что это знание языка пригодиться ему и в медицине, как ни предлагает сначала все же доздать экстерном экзамены за курс, задержавшись еще хотя бы на пол года – ничего не помогает. Сказывается его уже вполне сформировавшаяся индивидуальность, целостность характера, независимость от мнения других: он считает, что нужнее там, где идет бой и уходит в переводческий отдел фронта.

Путь от простого переводчика до начальника штаба крупного подразделения переводчиков отнюдь не был простым. Помимо огромной нагрузки и бессонных ночей приходилось неоднократно бывать на фронте (в частности в составе разведотдела 20 армии он допрашивал Паулюса), сопровождать отдельные группы командования на фронт. Имея боевые ордена, Анатолий Николаевич особенно гордился, как ни странно это может прозвучать, медалью "За отвагу", полученной за разрешение серьезного и предельно опасного конфликта, возникшего при транспортировании наших заключенных, выразивших желание искупить свою вину на фронте. Впрочем, он не любил вспоминать про войну.

И мы ограничимся здесь кратким рассказом только еще про одно чудо. Уже после официального окончания войны на венгерском направлении еще долго шли бои "местного значения" с остатками войск СС. Из сотрудников переводческого отдела была сформирована группа, для отправки на это направление. Группа, из которой ни один человек не вернулся живым. И Анатолий был включен в состав этой группы. Внешне очень похожий на типичного немца (высокий блондин, вьющиеся волосы), он, стоя в стою перед отправкой на фронт, вызвал повышенный интерес осматривавшего эту группу генерала. Как вы думаете чем? Простым, и казалось бы незначительным, фактом – Анатолий очень сильно щурился. Причиной этого был хронический недосып, связанный с большим объемом работы. Однако, генерал отправил его в санчасть на осмотр. Надо сказать, что Анатолий до этого уже был контужен, получил существенное ранение в ногу, но от природы очень здоровый к врачам не ходил. Когда же в медсанчасти у него обнаружили сильнейшую близорукость, выписали очки и отправили обратно, вся группа уже отбыла к месту назначения. Судьба словно специально берегла его для чего-то более важного, более нужного людям.

Но вот война кончилась, 1946 год. Анатолий Николаевич пишет рапорт за рапортом с просьбой о демобилизации и отправки его обратно в Сталинабад – его неудержимо влекут восточные языки. Наконец его просьбы удовлетворены, и он едет домой. А заслышав в поезде таджидскую речь, плачет от радости.

Вернувшись в Сталинабад, Анатолий Николаевич поступает в Педагогический институт им. Т.Г. Шевченко на немецкое отделение кафедры иностранных языков и в течении года (экстерном) заканчивает два с половиной курса. Одновременно (нам наверно трудно понять, как его на все хватало, но ведь хватало же) под личным руководством проф. Андрея Николаевича Завадского-Краснопольского (человека очень непростой и интересной судьбы, преподававшего тогда в Педагогическом латынь) самостоятельно изучает санскрит. Но в 1947 году эти уроки заканчиваются – отца Анатолия переводят в Крым, директором кинофабрики в Ялте. Заметьте, обстоятельства каждый раз лишь "запускают процесс", и Анатолий Николаевич, "послушный воле Судьбы", и уже не обращая внимания на препятствия и трудности, сам достигает вершины.

Ялта в то время была закрытым городом, что позволило семье Зубковых совсем дешево купить неподалеку от домика-музея А.П. Чехова виллу (принадлежавшую до этого лечащему врачу Сталина Габису) с дивным садом. Но осенью того же года Зубков-младший уезжает в Москву поступать в Институт востоковедения – его вело все тоже стремление на Восток, точнее стремление изучать восточные языки, восточную культуру. В том, что он поступит ни у кого не было сомнения – ему удавалось все, за что бы он брался. Даже в вопросах любви.

Про это тоже полезно рассказать. Случайно увидев причесывающуюся перед зеркалом девушку Розу (так ее звали, о чем, впрочем, Анатолий тогда еще не знал), он решает для себя, что именно эта девушка станет его спутницей жизни. И что вы думаете? Через пол года Роза Васильевна становиться таки его женой. Он поставил перед собой цель. И он проводит все перемены между уроками на том же этаже, где идут занятия группы, в которой она учиться, ходя из угла в угол и посматривая на предмет своего обожания, хотя и стесняется просто подойти и познакомиться. А когда "официальное" знакомство (просто при выходе из автобуса) все же происходит, он с восторгом рассказывает об это своему другу и начинается "охмуреж"… Без всяких обманов. Анатолий, в самом деле, не мог не произвести на свою будущую жену сильного впечатления.

Начитанный, с необыкновенно широким кругозором (студенты группы за глаза звали его "магом" за многочисленные необычные истории, которые он им рассказывал). Несмотря на весьма бедный внешний вид (сапоги в калошах – так их никто из его соучеников не носил, вместо чемодана – корзина, единственный костюм оставшийся с 10 еще класса…), этот молодой любитель числа 13, прошедший войну и награжденный орденами и медалями, отлично играл на аккордеоне и явно выделялся из окружающих его товарищей, еще не "нюхавших пороха" в прямом и переносном смысле. И неважно, что она – генеральская дочка, вращающаяся в кругу сыновей маршала Говорова и дочерей Голикова… Поженились они в 1948 и сначала жили, переезжая из угла в угол, затем у одной из теть Анатолия – это был трудный период их совместной жизни.

Но уже во время учебы, как лучший из лучших, прекрасно владеющий языком хинди он работает с первой в истории Советского государства официальной делегацией Индии, приехавшей в Москву, и даже путешествует с ними по Кавказу.

1952 год. Анатолий Николаевич оканчивает Московский институт востоковедения с квалификацией индолога (страноведа по Индии и Пакистану) по специальности: индийский язык хинди со знанием английского языка. К этому времени он владеет несколькими наречиями индийских языков (всего он знал 12 языков и был ярым пропагандистом эсперанто). Семья ожидает пополнения и Анатолий Николаевич из двух вариантов выбирает, быть может, менее интересный, но более доходный вариант – идет работать преподавателем в воинскую часть № …, или по открытому наименованию Военно-дипломатическую академию (Военную Академию Советской Армии Министерства Обороны СССР) – организацию абсолютно секретную (вторым вариантом была работы в обществе дружбы с Индией). Кстати, именно поэтому многие его книги – учебники и вспомогательная литература по хинди – не издавались в "официальных" издательствах.

В 1953 году отца Анатолия – Николая Матвеевича переводят из Ялты в Москву начальником отдела в Госфильмофонде. Знаменитая вилла в Крыму продается за гроши, и они покупают пол дома (точнее даже хибары) под Москвой в Лосиноостровской. Семья переезжает туда (что не уменьшает их трудностей – ежедневно мотаться на работу в Москву в битком набитых народом электричках, постоянно топить дом, носить воду…). Розе Васильевне приходится бросить учебу в аспирантуре, а условия жизни существенно подрывают ее здоровье.

Вообще-то, чудеса сопровождают нас всю жизнь. Эту определяющую и направляющую нас силу и согласованность Внешних Обстоятельств надо просто уметь видеть. Это касается всего, в том числе и условий нашего проживания. Семье Зубковых становиться необходимо "нормальное" жилье – скоро появится на свет их первенец. И вот некий Витя Климов (преподаватель китайского в той же Академии, где работает Анатолий Николаевич), уезжая работать за границу, уступает им свою 11 метровую комнату в Москве. Комнату с газом, горячей водой и т.п. удобствами столичной жизни. Именно там родился их сын Виталий. Пока все идет хорошо. В 1956 г. Анатолий Николаевич становиться членом КПСС.

После 1959 года Анатолий Николаевич вынужден был уйти из Академии в силу прекращения в ней преподавания хинди и пойти работать в Министерство иностранных дел, стать чиновником. Но уже в 1961, пройдя официальный конкурс, он по наивности занимает (приготовленное для другого конкретного человека) место старшего преподавателя на кафедре Восточных языков в МГУ, точнее, в Институте стран Азии и Африки – отдельном, тогда еще достаточно самостоятельном факультете МГУ. Работает старшим преподавателем языка хинди, пишет диссертацию на тему "Общие вопросы индийской антропонимики хиндоязычного ареала". И ждет очередного чуда.

И чудо случается. В 1963 году от Министерства высшего и среднего образования его, фактически "невыездного", вместе с семьей на 4 года по культурному обмену направляют работать в Индию. Его задача преподавать русский через хинди в Университете г. Лакхнау (столице штата Уттар-Прадеш, примерно в 200 км от Дели). Обратите внимание, как сформированный еще в детские годы "навык преодоления", высокий энергопотенциал, обеспечивающий нашу способность идти к поставленной обстоятельствами (точнее принятой нами в этих обстоятельствах) цели, как он сочетается с наличием, точнее силой нашего Ангела-хранителя, охраняющего и помогающего нам на этом пути. Кстати, все время работы в Индии "Дактор Зубков" принципиально говорит только на хинди.

Рассказывать об Индии, точнее о жизни семьи Зубковых в Индии можно много. Но мы ограничимся только самым важным. А самым важным (как нам кажется) было то, что спустя примерно месяц – полтора после их приезда туда один из преподавателей Лакхнаусского университета, биолог, кандидат наук Чананг Синх рассказал Анатолию Николаевичу о том, что занимается йогой (причем, что удивило и заинтересовало Анатолия Николаевича, не философией, а практикой) и пригласил в ближайшие же дни посетить (с чисто ознакомительной целью) место, где проходили занятия. И эта простая экскурсия, желание удовлетворить естественное любопытство (расширить кругозор), существенно скорректировала всю их дальнейшую жизнь.

Впечатление произвело не только, и даже не столько увиденное и услышанное, сколько личность самого их будущего Гуруджи – Шри Рам Кумар Шармы. Эти удивительные глаза, полные понимания… Увы, найти таких людей становится все труднее. Можно посвятить свою жизнь более или менее ясно осознанной достойной великой цели – это трудный и непростой выбор, на самом деле не являющийся выбором: человека просто выводит на эту цель судьба, и он "принимает ее вызов". Таких людей единицы, и далеко не всегда они получают признание при жизни. Можно посвятить свою жизнь зарабатываю денег, связей, престижа. В этом нет ничего плохого (если, конечно, это честный путь, не связанный с бандитизмом и обманом). И на этот путь встает все большее число людей. И лишь отдельным избранным удается остаться на уровне пользы для конкретных, окружающих их людей, какими бы они ни были.

Этот путь никогда не делает человека известным или богатым. Это редкий, сложный и благородный выбор, доступный только людям бесконечной доброты, ума и таланта (по крайней мере, в наше время, когда деньги стали ведущей силой общества). Но если бы все… Впрочем, что мы, слава богу, все никогда не сделают одного и того же, мир полон разнообразия и этим прекрасен и жив. Именно путь пользы для людей и был ведущим в жизни Рам Кумара. Блестящий педагог, великолепно знающий людей и свою профессию, он старался отдать своим ученикам максимум из того, что знал сам. А знал он немало. Этим же путем шел и Анатолий Николаевич.

Вопрос преемственности этого знания теперь скрыт туманом времени. Сам Шарма-джи утверждал, что считает своим Учителем Свами Шивананду (на первой странице его книги, вышедшей в 70-х на хинди имеется только иконографическое изображение с короткой надписью "сампарна" - учитель). Но та тонкая уникальная система, соединяющая в себе интуитивно осознанную физиологию и индийскую философию, вырастающую из идеи ненасилия, и направленная не на "растяжку" или "расслабление", а на внутреннюю очистку тела и психики, которую он преподавал, сейчас, увы, фактически потеряна, сметена ветром перемен, идеей повсеместного спорта и фитнеса. И это несмотря на то, что в конце 60-х – начале 70-х на всеиндийских конгрессах йоги именно эта система дважды признавалась наиболее эффективной, более того, была рекомендована (и это затем было закреплено на уровне распоряжения индийского правительства) в качестве базовой системы физподготовки в армии, полиции и школе. Глобализация во многом сравняла условия жизни во всех уголках планеты, а СМИ упорно пытаются сделать всех людей абсолютно одинаковыми и предельно тупыми.

Кстати, то, что Зубков попал именно в Лакхнау, и потому привез на Родину для передачи в полном соответствии с традицией: от Учителя (Гуру) к ученику (челя), из уст в уста, от сердца к сердцу, именно эту, одну из самых эффективных систем – это ведь тоже можно считать чудом.

Впрочем, в нашу задачу не входит сейчас сравнительный анализ направлений йоги, мы говорим об истории жизни Анатолия Николаевича Зубкова. Посему ограничимся констатацией факта – семья Зубковых стала учиться йоге. И через 4 года, в 1967, после сдачи непростых и очень строгих экзаменов, они вернулись на Родину с сертификатами: Анатолий Николаевич с сертификатом йога, дающим право учить йоге и лечить с помощью йоги. Наверно судьба не зря направила его в свое время в Военно-медицинскую Академию, она ничего не делает напрасно. Теперь перед первым в нашей стране дипломированным йогом высшей квалификации встала непростая задача – передать (с разрешения своих учителей) полученные знания людям. И он снова принял вызов. Тогда, как и сейчас, миру были нужны люди, готовые работать не ради денег, а ради других людей.

Все началось как бы случайно – именно так начинается все великое и непростое. В том же 1967 г. Анатолий Николаевич встречается в Нальчике с корреспондентом журнала "Сельская молодежь" г. Полковниковым. И вот, несмотря на то, что "Хрущевская оттепель" уже фактически заканчивалась, журнал решился… Не будем вдаваться в детали этой публикации (порой весьма интересные, связанные с произвольными искажениями текста, а порой и прямым обманом), но вводная статья и четыре "Урока" (из шести запланированных) увидели свет (пока журнал "Человек и закон" не начал вести борьбу с "вредоносным учением"). И началось.

Отныне значительная часть жизни Зубковых была неразрывно связана с йогой. Пошел поток писем – они приходили десятками в день и в редакцию, и домой. Вначале Анатолий Николаевич с Розой Васильевной пыталась отвечать на них – но большинство из них требовали настолько подробных ответов, и их было так много, что ответить на все эти письма было физически невозможно. Люди приезжали в Москву, звонили (зачастую в три часа ночи, изъявляя готовность приехать к ним домой прямо сейчас на такси), приходили по месту работы (Анатолий Николаевич продолжал работать в Институт стран Азии и Африки) и ждали у аудитории окончания лекций. Кто для консультации, а кто и просто чтобы поблагодарить, сказать: "Вы спасли меня и мою семью".

Его приглашали вести лекции во многих городах страны, и делал он это блестяще. Он читал их по 4 – 5 часов без перерыва (со своим знаменитым стаканом воды для питья "по йоговски"), и все жадно слушали его. Как пример можно вспомнить об одной из таких лекций в Доме актера: люди сидели во всех проходах, толпились в дверях и фойе (куда были вынесены динамики). Как сказала одна из старожилов-билетерш: "Такого ажиотажа не было со времен эвакуации в начале войны". И конечно вел "группы". По той методике, с которой приехал из Индии, опираясь на три основных, "золотых" правила йоги: последовательность, постепенность, чувство меры во всем. Но, несмотря на такую постепенность, внешне чрезвычайную медлительность метода за счет постепенной очистки и накопления изменений во всех системах организма, в конце курса, каждый ученик к своему удивлению обнаруживал, что усвоена масса поз, упражнений, процедур, и, многое другое, что самочувствие значительно улучшилось, или же недуги исчезли вовсе.

Надо понимать, что это было непростое время. И пропаганда йоги (которая делалась отнюдь не для заработков или приобретения известности) в то время требовала определенного мужества и огромных затрат сил и нервов. Приведем только одну цитату из одной только рецензии академика, проф. Ф.Г. Углова, данной им на рукопись книги Анатолия Николаевича "Хатха-йога для начинающих":

"Если нравственная сторона этого учения изложена хорошо и направлена на воспитание в людях высших человеческих свойств, то другие разделы, например, диета – изложена так, что она не может быть принята ни в одной стране.
Йоги рекомендуют свести к минимуму или даже исключить вовсе:
1. "Все животные продукты: мясо, рыбу, яйца, птицу и все изделия из них, за исключением молока и меда".
Представьте себе, что большинство населения, учитывая пользу от йоги, вздумает в точности выполнить это предписание. В стране надо будет полностью ликвидировать все животноводство, птицеводство и рыболовство.
Если молоко и допускается в пищу с оговорками, то спрашивается, что делать с коровами, когда они перестанут давать молоко, если мясо категорически запрещено..."

Сейчас этот кажется смешным, но тогда каждый такое "аргумент" требовал обоснованного ответа. Тем не менее, процесс пошел. Достаточно вспоминать о вызове Анатолия Николаевича на Петровку 38, где ему предъявили "на опознание" гору материалов "самиздата", якобы принадлежавших его перу. На самом деле, лишь весьма незначительная часть этих материалов являлась конспектами его учеников, большая же часть – претендующими на его авторство творениями, ничего общего не имеющими с тем, что говорил Зубков. Увы, количество "учителей", выросших только на чтении разных переводных книжек по йоге и другим системам самооздоровления, но не получивших "из рук Учителя" того, что можно получить только в процессе личного общения (тональность, отношение, стиль, неосознаваемые компоненты знания) со временем не уменьшается.

И все же Анатолий Николаевич работал, как делал это всю свою жизнь, постоянно и самоотверженно. При этом его интересы не ограничивались одной Хатха-йогой. Он писал книги и статьи (далеко не только по йоге – всего у него более 30 печатных работ), преподавал, выступал с лекциями, был автором сценария нашумевшего в свое время фильма "Индийские йоги – кто они?", занимался радиолюбительством (начинал еще в 1937 г., а примерно с 1980 был председателем КДК секции наблюдателей, а одновременно и казначеем этой секции в Московском городском спортивно-техническом радиоклубе), много читал (видели бы вы его библиотеку!), пропагандировал эсперанто (был членом Комиссии по координации межкультурных связей советских эсперантистов при СОД'е, а находясь еще в Индии основал Всеиндийскую Ассоциацию Эсперанто), вел большую общественную работу (по партийной и профсоюзной линиям, был лектором общества "Знание", руководил Советом Ветеранов института), принимал участие в международных программах (являлся членом Исполкома Общества Советско-индийских культурных связей при Союзе Советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами). И при этом оставался человеком, внимательным и заботливым по отношению к другим. И только один бог знает, как ему это удавалось. Это был пик, взлет, предельное напряжение всех сил. Быть может, ради этого судьба в свое время и хранила его.

Поймите все правильно, мы отнюдь не идеализируем своего Учителя. Некоторые считали его занудой (хотя это была лишь основательность, предельная добросовестность). Слышал о нем от других людей, сражавшихся за зарождающийся тогда рынок услуг обучения йоге, фразы типа: "Ну, какой Зубков йог - он курит, у него животик" (впрочем, курил он недолго, а животик - он определяет лишь характер сочетания дошей в нашем теле при рождении). Или: "Зубков как магнитофон - повторяет одно и то же". Но те, кто знали его близко, не могли не оценить его прекрасное чувство юмора, его педагогический талант, не понимать глубину и основательность его знаний. Вспоминается: как-то я, просматривая (весьма поверхностно) оставшиеся после него материалы по йоге при очередном посещении Розы Васильевны во время командировки в Москву, наткнулся на конспект для преподавания. Естественно, мне было разрешено взять его на время с собой в Питер. И уже в метро, по дороге в гостиницу, просматривая этот напечатанный на машинке и аккуратно переплетенный томик (так же аккуратно было переплетено им лично все, что у него было) я с удивлением понял: многое, очень многое, про что я думал, будто нашел это сам – все это у него уже было.

На пенсию Анатолий Николаевич ушел в 1984, ровно в 60 (в определенной степени правильнее было бы сказать, что его "ушли", как бы по сокращению штатов, и хотя ситуация со временем разрешилась, а сам Анатолий Николаевич переживал ее страшно, но восстанавливаться не стал – гордость помешала). А в 1987 г. произошло еще одно, последнее чудо – трагическое и необъяснимое.

Летом 1987 г. Анатолий Николаевич, вместе с женой приехали в Ленинград, чтобы провести очередной подробный 30-дневный семинар по йоге. И там у него случился очень серьезный (удивительно, как он вообще выжил) инфаркт (аневризма и прободение передней и задней стенки сердца). Ситуация усугубилась тем, что от рождения очень здоровый, он вначале пытался не обращать на свое недомогание внимания, везде сам ходил, пока его не привезли в госпиталь и не сделали ЭКГ.

Можно предложить несколько объяснений происшедшему. Человек всю жизнь работал на пределе сил, десятилетиями не досыпал (согласитесь, большую часть жизни спать в среднем по 3 часа в сутки не очень полезно для здоровья), потратил немало нервов на пропаганду и обучение йоге… И когда-то должен был наступить предел возможностей даже его здорового, поддерживаемого йогой организма (впрочем, есть подозрение, что в последние годы он выполнял комплекс упражнений йоги нерегулярно и не полностью). Почему этот предел наступил именно в это время и в этом месте? Случайность? Это хорошее объяснение для тех, кто верит в случайности. Конечно, сказалась "перемена места", смена обстановки и климата? В любом случае, у нас нет оснований считать, что его Путь, его Ангел-хранитель вдруг мог счесть миссию выполненной, и снять его с охраны – Зубков был нужен стране, людям. Он мог еще очень много сделать для них – с его то трудолюбием, способностями, знаниями, его готовностью отдавать… Впрочем, не нам об этом судить. А может, это была защита от чего-то еще более страшного?

Существует также мнение, что это было результатом действия неких злых демонических сил, происки "конкурентов", пытающихся завладеть нашими душами, чему явно и сильно мешала пропагандируемая Анатолием Николаевичем чистая и логичная, опирающаяся на физиологию и направленная на развитие интеллекта система йоги. И если вы верите в темные силы… Во всяком случае, предложить еще какие-то объяснения сверх указанных мы, увы, не с можем. Впрочем, сейчас это уже и не важно. Важно, что после этого Анатолий Николаевич был уже не в состоянии работать так, как раньше. Восстановившись (хотя и не полностью) после такого инфаркта (что тоже в некотором роде чудо) он все же постепенно сдавал позиции.

В 1989 г. им, при содействии Д.Д. Анисимова-Спиридонова, была создана Всесоюзная Ассоциация Развития Человека (восточных оздоровительных систем) – первый съезд этой ассоциации, собравший более 150 человек, проходил под Москвой в Болшево, и его до сих пор считают первым всероссийским съездом йогов. Анатолий Николаевич был избран президентом Ассоциации. На базе этой Ассоциации начала развертываться подготовка преподавателей и методическое руководство их работой. Но с развалом Союза возникла необходимость перерегистрации Ассоциации как международной, и это столкновение с бюрократией Анатолий Николаевич уже не выдержал. Здоровье стало заметно портиться и, увы, теперь ему удавалось не все. Но уважение к нему, как к человеку, своим титаническим трудом вспахавшему и удобрившему почву, на которой в нашей стране затем стали прорастать все остальные направления йоги, не могло не остаться. По просьбе Международного Всемирного Союза Йоги он был избран почетным представителем от СССР.

Спустя еще пару лет он уже не расставался с нитроглицерином. Последние годы жизни преданная Роза Васильевна была ему за сиделку: он перенес еще два инсульта (после второго потерял речь, хотя сохранил ясный ум, все помнил и все понимал), его постоянно мучила боль в бедре – последствие ранения… Умер Анатолий Николаевич в больнице от тромбоза легочной артерии практически мгновенно (вообще то редчайший случай) 30 декабря 1997 г.

Мы же навсегда запомнили нашего Учителя таким, каким его знали – мудрым, энергичным, доброжелательным, ироничным и полным творческих планов.

Приложение 1. Награды Зубкова Анатолия Николаевича.

Орден Красной Звезды.
Орден Отечественной Войны II степени.
МЕДАЛИ:
За отвагу
За победу над Германией
В память 250-летия Ленинграда
20 лет победы в ВОВ 1941-45 гг.
50 лет вооруженных сил СССР
25 лет победы в ВОВ (за доблесть и отвагу в ВОВ)
60 лет вооруженных сил СССР
50 лет победы в ВОВ
нагрудный знак МГУ-ветеран войны
медаль Жукова
70 лет вооруженных сил СССР
40 лет победы в ВОВ 1941-1945 гг.
Медаль "Петр I" (от Международной академии наук о природе и обществе за заслуги в деле возрождения науки и экономики России) 1996 г.
Специальная награда Индии за развитие языка эсперанто.


Приложение 2. Список опубликованных работ А.Н. Зубкова.

I. УЧЕБНИКИ И УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ

  1. Учебник языка хинди для 1 курса. М., 1952.
  2. Сборник учебных материалов по общественно-политической тематике для 2 курса. М., 1953.
  3. Сборник материалов для внеклассного чтения на 2 курсе. М., 1954.
  4. Сборник учебных материалов по общественно-политической тематике для 3 курса. M., 1955.
  5. Сборник индийских сказок /Материал для внеклассного чтения/. М., 1956.
  6. Учебник языка хинди для 1-2 курсов, I., I959. (В соавторстве с Л.Г. Лозовым и В.С. Мерешем).
  7. Учебное пособие по языку хинди для 2 курса. М., I959. (В соавторстве с Л.Г. Лозовым и В.С. Мерешем).
  8. Учебное пособие по языку хинди для 2 курса, М., I960.
  9. Хрестоматия по общественно-политической тематике для 5 курса, М., I960.
  10. Хинди-русский разговорник, М., Изд-во литературы на иностранных языках, I960. (Составлял транслитерацию и редактировал словарь к разговорнику).
  11. Учебное пособие по языку хинди для 2 курса. M., 1961. (В соавторстве с Л.Г. Лозовым и В.С. Мерешем).
  12. Учебник языка хинди. М., 1963. (В соавторстве о Л.Г. Лозовым и В.С. Мерешем).

II. НАУЧНЫЕ ТРУДЫ

  1. Общие вопросы индийской антропонимии. - Учёные записки Московского государственного института международных отношений /Вопросы языка и литературы индийских языков, сборник статей, Выпуск 7. М., 1971.
  2. Личные имена индусов хиндиязычного ареала. - Вопросы индийской филологии, Изд-во Московского университета, 1974.
  3. Система присвоения личных имён у индусов (Статья написана для сборника "Антропонимика Востока").
  4. Роль и место псевдонимов в индийской антропонимии. (Статья написана для сборника "Вопросы индийской филологии").
  5. Общие вопросы индийской антропонимии хиндиязычного ареала. Кандидатская диссертация.

III. ПЕРЕВОДЫ С ЯЗЫКА ХИНДИ НА РУССКИЙ ЯЗЫК

  1. Индийские сказки. М., Детгиз, 1955.
  2. Сантурам и Антурам. М., Детгиз, 1955.
  3. Iндiйськi казки /на украинском языке/. Киiв, Молодь, 1956.
  4. Скворец и горошина. М., Детгиз, 1956.
  5. Сказки Индии. М., Детгиз, 1957.
  6. Индийские сказки. М., Детгиз, 1957.
  7. Сказки народов Востока. Ереван, Армучпедгиз, 1958.
  8. Индийские сказки. 2-е изд. М., Детгиз, 1959.
  9. Индийские сказки /в редакции для нерусских школ/. М., Детгиз, 1959.
  10. Сказки народов мира. Благовещенск, Амурское книжное издательство, 1959.
  11. Сказки Индии. Красноярск, Книжное изд., I960.
  12. Сказки народов Востока. Владивосток, Приморское книжное изд., I960.
  13. Индийские сказки. Алма-Ата, Казучпедгиз, 1961.

IV. РЕДАКТИРОВАНИЕ

  1. Хрестоматия языка хинди для 1-го курса. Составитель А.Т.Аксёнов. М., Изд-во МГУ, 1962.
  2. Хрестоматия языка хинди для 2-го курса. Составитель А.Т.Аксёнов, М., Изд-во МГУ, 1962.
  3. Учебное пособие по лингафонному курсу языка хинди для 1-го курса. Составитель С.А.Микоян. М., Изд-во МГУ, 1973.
  4. В. Евтимов "Йога" (пер. с болгарского). М., "Медицина", 1986 (редактирование и предисловие)

V. СТАТЬИ ПО ХАТХА-ЙОГЕ

  1. Самые обыкновенные йоги. - Журнал "Сельская молодёжь", 1969, № I.
  2. Ключ к здоровью. - Газета "Молодёжь Грузии" /г. Тбилиси/, 21 января 1969 г.
  3. Самые обыкновенные йоги. - Газета "Комсомолец" /г. Петрозаводск/, 15 февраля 1969 г.
  4. Самые обыкновенные йоги, - Газета "Советская молодежь" /г. Рига/, 18 и 19 февраля 1969 г.
  5. Сенсаций не будет. - Журнал "Сельская молодеж", 1969, № 7.
  6. Легенды без вымысла, - Газета "Вечерняя Москва", 18 июля 1969 г.
  7. Итак, продолжим. - Журнал "Сельская молодёжь", 1969, № 9.
  8. Правда про йогiв /на украинском языке/ - Газета "Червоний Гiрник" (г.Кривой Рог), 9 грудня 1969р.
  9. Правда о йогах, - Газета "Труд", 19 ноября 1969 г.
  10. Хто вони, йоги? /на украинском языке/. - Газета "Вэчiрнiй Киiв", 22 ноября 1969 р.
  11. Правда о йогах. - Газета "Курортная газета" /г. Ялта/, 23 ноября 1969 г.
  12. Правда о йогах. - Газета "Спорт" /г. Баку/, 27 ноября 1969г.
  13. Ода воде. - Журнал "Сельская молодёжь", 1969, № 12.
  14. Сценарий к кинофильму "Индийские йоги, кто они?", 1969.
  15. Sen Saciju Nebus /на латышском языке/. – Журнал "Здоровье", 1970, № I.
  16. Sen Saciju Nebus /на латышском языке/. - Журнал "/"Здоровье"/, 1970, № 2.
  17. Опять о воде. - Журнал "Сельская молодёжь", 1970, № 2.
  18. Четыре года среда йогов. - Журнал "Спутник", 1970, № 2.
  19. Patru ani printre yoghini /на румынском языке/. - Газета "Veac nou" № 8, 20 февраля 1970 г.
  20. Sen Saciju Nebus /на латышском языке/. - Журнал ""Здоровье", 1970, № 4.
  21. Sen Saciju Nebus /на латышском языке/. – Журнал /"Здоровье"/, 1970, № 7.
  22. Легенды без выдумкi /на белорусском языке/. – Газета "Звязда" /г. Минcк/, 3 верасня 1970 г.
  23. Визит к йогам. - Газета "Гудок", 10 января 1971 г.
  24. Кто такие истинные йоги! - Газета "Московский комсомолец", 29 августа 1971 г.
  25. Кто такие истинные йоги! - Газета "Молодой комиунист" /г. Орджоникидзе/, II и 12 сентября 1971 г.
  26. Правда о йогах, - "Эврика-71", М., Изд-во "Молодая гвардия", 1972.
  27. Хатха-йога - истина и предубеждения. - Журнал "Юность", 1973, № 7.
  28. Joga /на немецком языке/, - Журнал "Freie Welt"., I973, № 23.
  29. Как стать йогом? - Журнал "Молодая гвардия", 1974, № 12.
  30. Далеко не хобби. Газета "Советская Россия", 23 сентября 1979 г.
  31. Йога в меняющемся мире", журнал "Физкультура и спорт", 1989 г., №11 и далее.

VI. КНИГИ ПО ЙОГЕ.


  1. "Двадцать уроков хатха-йоги" в cб. "Искусство быть здоровым", часть 3, - M.: Физкультура и спорт, 1990.

  2. "Йога" в сб. "Восточная гимнастика", - Саратов, Приволжкое кн. из-во, 1990.

  3. "Йога – путь к здоровью", - M.: Сов. спорт, 1991.
  4. "Хатха-йога для начинающих", - M.: Медицина, 1991 (в соавторстве с А.П. Очаповским).

С.В Кукалев
Р.В. Зубкова

 

Возврат на главную страницу